Как стать словоблудом. Инструкция по применению

Мне очень нравится изображать писателя в парижских кафешках. Это, кстати, не сложно. В первую очередь выбираешь кафе (желательно там, где нет туристов, – тогда вас окутает атмосфера старого французского фильма) и тихо обведите глазами зал, что всем стало ясно и понятно – вы знаете толк в выборе точного места для распития кофе. За это вас уже автоматически уважают. Место, кстати, лучше выбирать в самом уголке – вам там никто не помешает, но вид откроется на всё происходящее  просто шикарный. Наилучший из вариантов – если одна из стен украшена зеркалами. Смело садитесь спиной ко всем и никто даже не заподозрит, что вы за ними нахально шпионите.

img_20161012_162328
Положите на стол блокнот и ручку – к их выбору нужно подойти с отдельным вниманием. Пусть блокнот будет среднего размера, не слишком большим (писатели и журналисты не будут таскать подобие амбарных книг на своих нежных плечах) и не слишком маленьким (в записную книжку удобно вносить номера телефонов, но не более того). И пусть он будет слаборазлинованный – чтобы слова не « скакали » в разные стороны и со стороны написанное выглядело эстетично. Ручка – чем проще, тем лучше. Без лишних комментариев, так уже повелось, принимайте как данность.
Закажите тот кофе, который вы сможете растянуть часа на полтора-два. И начинайте уже писать! Только не склонившись в три погибели, как бывалый студент,  а вальяжно рассевшись в кресле (на стуле два часа в ровной спиной особо не рассидишься). Периодически поднимайте глаза (с немного задумчивым видом) и ловите взгляды официантов или посетителей – пусть понервничают, думая, что вы именно их пристально рассматриваете, раздеваете по кусочкам и детально выкладываете словами на бумаге портрет. Для стрельбы глазами выбирайте мужчин – они спокойнее реагируют, женщины е любят когда их пристально рассматривают. Хотя, скажем честно, не сильно то и хотелось.
Пишите. Что душе угодно. Если вдохновение не примчалось сразу же, вспомните любой стих. И выкладывайте на бумагу тучу, которая мглою небо кроет. К тому же погода чаще всего подходящая. Укбладывайте слова в линии. Как кирпичики из которых постепенно складывается витиеватая стена.
В самом начале второй странице к вам, скорее всего, уже подойдет любопытный официант с вопросом – не писатель ли вы (сразу могу сказать, что точно не поинтересуется если в кафе более 7 посетителей, проверенный факт). Ни в коем случае не принимайте его за идиота – он уже пробежал глазами по странице, пока произносил каждое из слов заданного вопроса. Удивляйте и раздражайте любопытных – пишите по-русски.
Да, я приехала на год, пишу книгу про жизнь во Франции. Да, я приехала на месяц, пишу статью про чистоту и обслуживание в парижских ресторанах. Да, я пишу сценарий про бармена-психопата, который вышел из себя и поубивал всех, кого увидел в ресторане. Да, я собираю семейные истории, поэтому уже полчаса вас подслушиваю. Да, я рассматриваю людей и от скуки придумываю, какой жизнью они могли бы жить.
Я часто выбираю второй ответ (после этого пару раз я получала бесплатный кофе и десерт), это же не наказуемо – если спросят, вот пожалуйста ссылка на мой блог, но там всё по-русски, и взятки гладки. Хотя на самом деле я – самый последний вариант, просто редко нахожу свободное время для записи всего придуманного. Поэтому вереница слов и предложений бегает веселой каруселью по голове и стучит в уши, но уже через пару недель бесследно исчезает. Тем не менее, по старой привычке людей рассматриваю всегда и везде – не только в кафе и ресторанах, но и в парках или музеях. И в автобусе. Да. В автобусе – чаще всего ( в метро давка и людей чаще ненавидишь, чем подетально разбираешь, хотя это уже отдельная тема). Тот маршрут, на котором возвращаюсь домой – самый любимый. В направлении моего района едут либо туристы (им интересны не наши дорогие-богатые домишки, а Эйфелева Башня и Статуя Свободы), либо богатые старушки (которых вышеперечисленные монументы, честное слово, уже давно не интересуют вовсе). Рассматривать таких – сплошное удовольствие.
Любуешься так престарелой мадам и начинаешь представлять, что она могла вытворять и каким образом развлекалась ещё тогда, когда гордо носила звание мадемуазель. Посмотришь на её седины, и даже стыдно немного становится (хотя это зависит от способностей воображения каждого отдельно взятого человека).
Но всё-таки в кафе – самое приятное. Публика разношёрстнее, да и записывать всё увиденное гораздо удобнее. Как, например, сейчас. Зашли двое. Он и она. Влюбленные (сегодня других быть просто не может). Он – типичный обросший, в шляпе и очках. Бородат. Седой. Она – типичная молодящаяся. Блондинка. Волосы достигают 10см в высоту и стоят ирокезом. Губы бордо с синевой. Тату паук на шее. И очки. Но в таких случаях лучше вообще не фантазировать. Иначе воображение разыграется так, что его будет не остановить.

You may also like

2 commentaires

    1. Надо просто сесть, и писать) даже если поначалу не очень, в итоге-то всё равно получится)

Laisser un commentaire

Votre adresse de messagerie ne sera pas publiée. Les champs obligatoires sont indiqués avec *