Сбежала

Села на поезд и уехала. Ночью. Я часто уезжаю ночью. Если хочу сбежать. Беру последний поезд и растворяюсь в сумраке. Не страшно. Знаю, что меня встретят. С охраной. Как всегда. В этот раз тоже сбегала. Даже вещи не успела собрать. Только сумку с кошельком и ключами, куртку, чтобы не заболеть, и книгу, чтобы в поезде не смотреть на соседей по вагону. Книга интересная, « Портрет писателя как домашней собаки ». Название интригующее, особенно для других писателей. Я не писатель, я – журналист. Бывший. Давно. Как будто в другой жизни. Но и меня эта книга затянула. Про писателя, которого наняли писать биографию богатого и знаменитого, но гадкого и развратного. До боли знакомая история, меня ведь тоже наняли. Потому и сбежала – моральные принципы не позволяют долго играть собаку. Доверчиво заглядывать в глаза и делать вид, что слушаешься. Выполнять приказы и служить. Не смогла. Волк никогда не изобразит собаку. Вот и я не стала. Мой богатый и знаменитый правда не заставил меня переодеваться в девочку из эскорта и выделывать такие акробатические этюды, которые описаны в книге и от которых всё тело покрылось мурашками. Хотя в поезде и не было холодно.
Хотя мой богатый и знаменитый на самом деле не ужасный. Просто с тараканами. Уехал в Штаты. На месяц. С любовницей. Написание биографии приостановлено. Я не могу его сопровождать в поездках. Существует ряд причин. Среди них – ревность истеричной любовницы. Русская. Так и не смогла смириться и поверить, что у меня есть небогатый и незнаменитый кто-то. Хотя честно, я бы не дала ей смириться с моим существованием. Не такой уж у меня характер. Ну, вы знаете. У нее нервный срыв, у него – затраты на Доминикану. Уехал давно, потому сбегать от него мне пока не пришлось. Он сам отстал. Правда, выдал неплохой гонорар.
Идея сбежать появилась внезапно. На работе освободилась пораньше. Поняла, что голос опять пропадает, а значит – надо предпринимать меры. Голос пропадает всё чаще, легкие практически воспалены, побочный эффект работы. Не просто бывший журналист и музыкант, не просто бывший учитель английского языка и бывший хороший человек, я – говорун. Птица такая. Правда, уже мало чем отличающаяся… Говоруны неплохо зарабатывают, тут нам самое место, только говорливость снижается со временем.  Хотя, с этим же временем появляется умение сипеть с той же говорливой скоростью. Даже прибавляется шарм. Только легкие болят всё сильнее.
Потому и решила сбежать, чтобы избежать чудесной возможности проводить объяснительно-извинительную беседу с НИМ. Я виновата. Очень виновата. Я нашалила. В плохом смысле. Он узнал. Я долго обманывала и выкручивалась. Тоже узнал. Я даже не знаю разозлился он, или просто обиделся. Ретировалась. На поезде. В ночь.
Выключила телефон, чтобы на него не отвечать. Я уже говорила, что если звонит, то всегда отвечаю? Можете проверить. Он не будет звонить. Звонить в таком случае должна я. А я не хочу. Я вообще делаю только то, что хочу. С недавних пор. Поэтому и стыдно мне не бывает и извиняться ни перед кем не буду. Даже перед НИМ.
Давно уже надо было все прекратить. Как все, боялась что-то менять. Он спит рядом, создается иллюзия, что рядом он постоянно. А не только ночью. А так… Так его нет, только в телефоне или раз в неделю. По ночам. Ночью он меня забирает, рано утром я сбегаю. Я всегда сбегаю, характер такой. Ночью он говорит, что мы – молодцы. Утром я оставляю записку на подушке. Мы – не молодцы, НАС просто нет. Он обижается и исчезает на неделю. Я не спрашиваю где он, он не знает где я.
« Ты где? » сообщение. Он никогда не пишет сообщений. Проверила. Да, номер его. Он звонит. Не сейчас, а обычно. Из машины. Руки заняты, не хочет писать. Чем заняты его руки, я тоже не спрашиваю – себе дороже. В поезде. « Сбегаешь? » типа того. « От меня сбегаешь??? » Глупый вопрос. « Хорошо, вопросов больше не будет. » Кончено. Он больше не напишет. Не позвонит. Не приедет. Не заберет. Не возьмет. Он такой. Сказал, сделал. Пьет. Редко, и сейчас. Сообщений отправлять он трезвым бы не стал. Я его знаю. Хотя…. я совсем его не знаю, мы не говорим. Слова о любви, нежности и глупости ничего не значат. Ничего не стоят. Мы друг друга не знаем. Мы друг для друга не существуем.
Кончено. Сбежала. От работы, от него, от совести, от друзей. От любви, счастья и радости. От здоровья, от забот, от головы. Сбежала в рай. Здесь хорошо. Здесь не кричат. Здесь не возмущаются. Здесь нет негативных эмоций. Рай обычно всем представляется в другом свете и в другом месте. Желательно с пальмами и пляжем. Мой рай здесь. С пляжем, но в теплом свитере. И чаще под дождем. Голова отключается, мысли уходят, кровати ломаются, одежда рвется. Не так, как дома. ОН всегда хотел поехать со мной в отпуск. Он ни разу так и не решился провести со мной даже выходные. Даже здесь, в раю. Пришлось сбегать. Чтобы понять – в раю особо никто и не нужен. Даже он. В раю нужно оказаться одной. Чтоб его оценить. Чтоб оценить всё, что осталось за его пределами. Он был моим, он был ничьим. Он был каким-то и в то же время никаким. Сбежала, чтобы подумать. Чтобы понять. Такой как он, как ОН, даже уже и не нужен. Теперь только надо себя в этом убедить. Любой ценой. Чтобы поверить. Чтоб об этом не вспоминать. Чтоб никому не рассказывать. Чтобы больше сбегать не пришлось…

You may also like

Laisser un commentaire

Votre adresse de messagerie ne sera pas publiée. Les champs obligatoires sont indiqués avec *